Главная | Защита прав потребителя | Понятие административной правой и дееспособности возникновение и прекращение

Индивидуальные субъекты административного права


Корнсева , категория правосубъектности получила довольно широкое распространение в теоретической литературе. Однако в отношении этого понятия и его элементов до сегодняшнего дня не утихают споры. В юридической науке установились некоторые общепризнанные положения, характеризующие правосубъектность индивида.

Она характеризуется как способность лица иметь определенные права, обязанности, приобретать и осуществлять гражданские права, нести гражданские обязанности и быть юридически ответственным за свои ПОСТУПКИ.

Еще по теме §1 Понятие, содержание н виды гражданской правосубъектности:

Все граждане имеют правосубъектность, так как наделены равными юридическими возможностями в отношении прав, обязанностей и ответственности независимо от происхождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, языка, отношения к религии, рода и характера занятий, места жительства и других обстоятельств.

Наряду с приведенными выше положениями, характеризующими правосубъектность и не вызывающими принципиальных дискуссий, существуют различные точк-j зрения по поводу понятия, содержания, видов правосубъектности. В юридической науке понятие правосубъектности снизывается с правоспособностью и дееспособностью граждан.

Легальное определение названных категорий дано в гражданском праве: О соотношении понятий правосубъектности, правоспособности, дееспособности и субъективных прав существует несколько точек зрения. Известно, что в науке гражданского права принято различать категории правоспособности и дееспособности, а так как для обладания большинством гражданских прав достаточно одной лишь правоспособности, то С-Н.

Братусь высказал идею, поддержанную многими учеными2, что поскольку все лица всегда правоспособны, но далеко не всегда дееспособны, то правосубъектность и правоспособность являются тождественными понятиями, указывающими на способность лица быть субъектом права, то есть приобретать права и обязанности независимо от того, являются они также дееспособными или нет. В связи с этим Н. Его точку зрения разделяли Н. Толстой назвал попытки разграничить понятия правоспособности и правосубъектности чисто схоластическими6. Этот тезис, который мог бы получить некоторое обоснование в пределах гражданского права, был, однако, подвергнут известной генерализации в работах по теории права.

О соотношении сражланской правосубъектности и субъективных гражданских прав М Советское государство и право. Законность и правоотношения в соинтском оСшюстае. Правоотношения в социалистическом обиюсгее. Субъективные права граждан СССР.

Понятие административной правой и дееспособности возникновение и прекращение городе, где

Гражданское правой гражданские правоотношение н СССР. Однако при этом останется неясным вопрос о том, каким образом могут лица, с момента рождения полностью лишенные сознания и воли вследствие возраста или болезни, выступать в качестве субъектов права, то есть приобретать права, нссти обязанности и ответственность.

На наш взгляд, согласиться с этим выводом нельзя по следующим соображениям. Во-первых, одной только правоспособности достаточно для обладания некоторыми, например, гражданскими правами. Дня того же, чтобы быть носителем многих других прав в частности, избирательных, семейных, трудовых , необходимо наличие не только правоспособности, но и дееспособности.

Однако, как верно указывает А. Во-вторых, даже в пределах фажданского права рассматриваемый вывод мог бы быть распространен не на всех его субъектов, а лишь на фаждан, поскольку правоспособных, но недееспособных юридических лиц не существует: Значит, и в этом случае правосубъектность и правоспособность весьма далеки от тождества.

Административная правоспособность и административная дееспособность индивидуальных субъектов

Михайловой содержание внутреннюю структуру правосубъектности граждан образует взаимосвязанная совокупность общих основных и специальных модифицирующих элементов. Обшими основными элементами являются право- и дееспособность, выступающие в качестве базовой характеристики правового статуса любого физического лица. Однако, глубина и многогранность рассматриваемого правового феномена предопределяется модифицирующим воздействием, окалываемым на его содержание разнообразными по характеру и правовому значению обстоятельствами, к которым относятся гражданство, род занятий, семейное и имущественное положение, последствия совершения правонарушения, состояние здоровья, родство и пол.

Названные факторы, конкретизирующие гражданско-правовой статус гражданина, являются специальными модифицирующими элементами гражданской правосубъектности, так как они детерминируют содержание и специфику реализации принадлежащих лицу прав и исполнения возложенных на него обязанностей1.

Михайловой, попсе не являются самостоятельными элементами правосубъектности, а представляют собой лишь обстоятельства, влияющие на определение объема гражданской правоспособности и дееспособности лица. Так, например, гражданская правоспособность граждан Российской Федерации не совпадает по своему объему с гражданской правоспособностью лиц без гражданства, так же как гражданская дееспособность малолетних не совпадает по своему объему с гражданской дееспособностью совершеннолетних храждан.

В связи с этим представляется и такой точки зрения придерживается большинство цивилистов , что лишь два общестпеино-кориднческнх качества в своем единстве - правоспособность и дееспособность - могут составить ту общественно-правовую категорию, которую принято именовать правосубъектностью. Указанный вывод основан на том, что во многих правоотношениях, особенно за пределами сферы гражданского права, разграничение правоспособности и дееспособности не имеет смысла. Действительно, брачная правоспособность лица означает также и его дееспособность в этом отношении.

То же самое можно сказать о трудовой правоспособности, избирательной, административной. Эта особенность совпадение двух способностей может быть выражена совмещением тех же самых понятий, которыми обозначаются указанные способности. Веберса, как правоспособность, так и дееспособность являются общими предпосылками правосубъектности, поскольку они необходимы для возникновения и нормального существования правосубъектности в любом правоотношении. Однако против понимания этой категории как единства правоспособности и дееспособности в ходе дискуссии о правосубъектности, проведенной в год юридическим факультетом Ленинградского государственного университета, было выдвинуто весьма существенное возражение.

Венедиктов, выступивший на дискуссии в качестве докладчика, указал в заключительном слове, что нужно продумать, как согласуется с подобном взглядом признание правосубъектности за недееспособными лицами малолетними и душевнобольными. Сторонниками этой идеи был предложен следующий выход из создавшейся ситуации: Так и поступает закон, восполняя отсутствующую у душевнобольных и детей дееспособность при помощи дееспособности родителей или специально назначенных для этих целей лиц.

В самом деле, почему закон признает необходимым назначение к недееспособным лицам опекунов и попечителей либо возложение их функций на родителей?

Удивительно, но факт! Поскольку такая возможность предусмотрена и обеспечивается законом, она представляет собой определенное субъективное право каждого конкретного лица. Права у такого лица есть, но нет дееспособности, то есть способности своими действиями осуществлять гражданские права и обязанности.

Потому что для осуществления правосубъектности недостаточно одной лишь правоспособности, а правосубъектность без ее осуществления лишена какого бы то ни было смысла. Таким образом, закон исходит из того, что для правосубъектности необходимо обладание правоспособностью и дееспособностью. Во многих случаях оба эти качества должны быть объединены в одном лице для того, чтобы его можно было признать субъектом соответствующих прав.

Наряду с этим по отношению к некоторым правам в частности, по отношению к гражданским правам правосубъектность возникает при наличии у данного лица одной лишь правоспособности. Однако законодатель принимает необходимые меры к тому, чтобы правоспособность данного лица была восполнена дееспособностью другого лица. Разрыв между правоспособностью и дееспособностью при этом объясняют тем, что в имущественных отношениях, которые составляют один из основных объега-ов гражданско-правового регулирования, возможно положение, когда право принадлежит лицу независимо от состояния его здоровья и возраста; но поскольку лицо вследствие психической недостаточности не может своими действиями приобретать права и обязанности, за него действуют иные лица-представители, восполняющие отсутствующую у недееспособного лица разумную волю.

Таким образом, правоспособность и дееспособность воссоединяются в правосубъектность. Восполнять, заменять, подставлять разум сознание и волю одного лица недееспособного за счет другого представителя невозможно. Предположение такого рода неизвестно другим наукам хотя и не ново для юристов - так, например, русский цивилист Г.

Шершсневич писал, что, являясь представителем несовершеннолетнего, попечитель не заменяет опекаемого, а только восполняет своим опытом его недостаточную зрелость2. Представители полностью недееспособных лиц действуют согласно своему сознанию и выражают собственную волю. И хотя они совершают действия в интересах недееспособных, ради их блага, это не означает, что представитель выражает волю недееспособного. Нельзя выражать волю, дополнять сознание тех, кто не обладает ни волей, ни сознанием3. Именно поэтому в случае, если доверитель будет признан недееспособным, то и действие доверенности прекращается.

По нашему мнению, от имени недееспособных и 1ражданском обороте действительно выступают их законные представители, восполняющие дееспособность недееспособных.

Все Понятие административной правой и дееспособности возникновение и прекращение всего она

Это предписание тем и обусловлено, что Пергамент Л. Права у такого лица есть, но нет дееспособности, то есть способности своими действиями осуществлять гражданские права и обязанности. Именно поэтому ему необходимы законные представители, которые своими собственными действиями осуществляли бы права и несли обязанности недееспособного, в том числе либо полную, либо субсидиарную ответственность за вред, причиненный их подопечными.

Итак, для признания правосубъектности не всегда необходимо, чтобы правоспособность и дееспособность совпадали в одном лице. Кечекьян полагал возможным рассматривать указанные категории в качестве равнозначных; при этом, на его взгляд, правоспособность включает в себя и дееспособность; такая общая правоспособность является абстрактной возможностью приобретения прав, а дееспособность как специальный вид правоспособности представляет собой возможность иметь права на совершение действий, вызывающих юридические последствия. Однако это суждение не получило развития в научной литературе.

Общая правосубъектность представляет собой способность лица быть субъектом права вообще: Отраслевая правосубъектность - это способность лица быть субъектом правоотношений той или иной отрасли права. Она включает в себя как возможность иметь права и обязанности правоспособность , так и возможность самостоятельно, своими личными действиями их осуществлять дееспособность.

В развитие мысли об общей и отраслевой правосубъектности называют еще специальную правосубъектность - как способность быть участником лишь определенного круга правоотношений в пределах данной отрасли права.

Читайте также:

  • Возражения на протокол об административном правонарушении
  • Оформить право собственности на объект незавершенного строительства
  • По общему правилу лицо может составлять завещания
  • Подать заявление в полицию новосибирск
  • 37 умышленное причинение тяжкого вреда здоровью человека
  • Имущество при расторжении брака
  • Консультация юриста

    rusbomond.ru